(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

Рухнул миф о возрождении Ленфильма: Открытое обращение члена Общественного совета киностудии Ленфильм, кинорежиссера Юрия Мамина к кинематографистам и общественности

О причинах публикации

Оправившись от потрясения, вызванного тем, что оба мои кинопроекта, представленные Ленфильмом, были отвергнуты российским Фондом кино, распределяющим государственные деньги на производство фильмов, я вновь обрел способность взглянуть со стороны на сложившуюся ситуацию. И поскольку соотечественники не обладают достоверной информацией о положении дел с будущим Ленфильма, хочу поделиться с ними тем, что знаю. И задать вопросы, на которые не могу ответить. Кому адресовать эти вопросы? — Конечно, руководителям страны.

Об истории вопроса с киностудией Ленфильм

В Петербурге-Ленинграде, нашей «культурной» столице, которая, благодаря предкам-архитекторам, стала местом международных форумов, есть несколько учреждений, являющихся основой гордости города или, как сегодня принято говорить, — его брендом. Это Эрмитаж, Русский музей, Мариинский театр и, конечно, киностудия Ленфильм, которая создала свой великий кинематограф, свою «ленинградскую» школу кинорежиссуры.

Полтора года назад дни Ленфильма, казалось, были сочтены: фильмы не снимались, московские телеканалы сериалов не заказывали, Министерство культуры студию игнорировало. Поэтому кинематографисты, числящиеся в ее штате, зарплаты не получали, а помещения студии были заняты арендаторами. Ожидая, последнего вздоха умирающей студии, начали собираться девелопперы, (торгаши-стервятники), чтобы присвоить ее площади, превратив Ленфильм в торгово-развлекательный комплекс.

Однако кинематографисты и культурная общественность города не могли смириться с гибелью Ленфильма. От их лица авторитетные кинорежиссеры Алексей Герман (старший) и Александр Сокуров, а также депутат законодательного собрания актриса Анастасия Мельникова обратились к Президенту Владимиру Путину с требованием не допустить уничтожения прославленной, старейшей киностудии, так как это может стать культурной катастрофой для города и страны, а, наоборот, поддержать ее и дать ей шансы на возрождение.

В результате Президент откликнулся на призыв неравнодушных и принял решение о возрождении киностудии Ленфильм и ее лучших традиций. Ленфильму была обещана кредитная линия в размере 1,5 млрд. рублей на ремонт и обновление цехов. Об этом было объявлено в прошлом году. Однако, по факту, кредитная линия банка ВТБ была открыта только через год, на экономическом форуме в Санкт-Петербурге.

Вопросы: Почему московские чиновники и российские банки не торопились выполнить наказ Президента? Быть может, первые надеялись, что студия испустит дух, и федеральные деньги останутся при них? А вторые рассчитывали вздуть проценты по кредиту? — Ответа не знаю.

Кроме банковского кредита Президентом было обещано финансирование 5 кинопроектов. Потому что студия без съемок — все равно, что живой организм лишенный кровообращения.

Поверив Президенту, Общественный совет киностудии, состоящий из известных кинематографистов, сформировал портфель кинопроектов для государственного финансирования. В Москву было предоставлено три полновесных постановочных кинопроекта: «Радость любви к Джойсу», «Окно в Париж, 20 лет спустя» (для реж. Ю. Мамина) и «Контрибуция» (для реж. С. Снежкина), а также два малобюджетных фильма для режиссеров-дебютантов, выпускников Университета кино и телевидения. Можно было ожидать, что результатом решения Президента будет целевое финансирование производства этих проектов.

Однако Министерство культуры не пошло по этому пути, а предложило государственной киностудии Ленфильм участвовать в общем конкурсе Фонда кино, в котором на получение средств претендуют несколько десятков негосударственных киностудий. Это все равно, что умирающему больному предложить встать в очередь за лекарством. Мог ведь предположить министр, что ни один проект не получит поддержки у экспертов Фонда кино? Ведь это будет означать, что студия Ленфильм может благополучно подыхать.

Вопрос: Почему министр культуры поставил Ленфильм в очередь за финансированием, нисколько не учитывая его катастрофического положения с выживанием? — Ответа не знаю.

О моих проектах

Ленфильм представил на конкурс Фонда кино 2 проекта одного режиссера — случай сам по себе исключительный. Однако, это было продиктовано стратегическими соображениями. Проект «Радость любви к Джойсу» посвящен теме служения культуре и духовным ценностям человечества на примере судьбы великого ирландского писателя Джеймса Джойса и его русских переводчиков. Это высокая мелодрама, рассчитанная на мыслящую зрительскую аудиторию и на богатую фестивальную судьбу, подтверждающую художественный престиж киностудии Ленфильм. Второй проект «Окно в Париж, 20 лет спустя» — комедия, рассчитанная на коммерческий успех, являясь сиквелом чрезвычайно популярного во всем мире русско-французского фильма «Окно в Париж» (1993 г.)

Стратегия заключалась в том, что «культурный» проект «Радость любви к Джойсу», для экспертов Фонда кино, нацеленных на коммерческий успех, мог показаться слишком «элитарным», в то время как «Окно в Париж, 20 лет спустя» гарантировал широкий зрительский интерес к фильму. Однако, студии нужны были оба моих проекта, поскольку каждый по-своему интересен и поскольку их автор — режиссер с мировым именем. Я готов был взяться за любой из этих фильмов и за оба вместе: то есть, заканчивая один фильм, я одновременно с этим приступил бы к подготовке следующего. Это зависело лишь от состава творческих сотрудников, выполняющих четко сформулированные задачи постановщика. Итак, оба мои проекта были поданы на конкурс Фонда кино.

О Фонде кино

Эта организация была создана в 1994 году для «содействия реализации социально-экономических программ в области отечественной кинематографии», как сказано в правительственном документе. В течение 15 лет Фонд пребывал в спячке. Но с 2009 года председатель Союза Кинематографистов Н.С. Михалков предложил правительству наделить Фонд функциями распределителя государственных средств на кино. В Фонд кино в качестве экспертов вошли так называемые «мейджоры» — лидеры отечественного производства, (как они себя обозвали, согласно придуманным ими самими правилам). Эти «мейджоры» присвоили себе право приватизировать государственные средства, не считаясь с нуждами отечественного кино. Первой и самой успешной экономической акцией Фонда явилось получение от государства в 2009 году огромной суммы — 14,5 млд рублей, которые были распределены между этими же «мейджорами» — 7 кинокомпаниями. Присвоив себе эти огромные деньги, «мейджоры» оставили весь остальной кинематограф России, включая киностудию Ленфильм, без средств к дальнейшему существованию. При этом, не принесли никакого успеха отечественному кино! Бывший министр культуры А. Авдеев, при личной встрече со мной, в присутствии директора Кинодепартамента В. Тельнова, назвал эту акцию «государственной ошибкой». Я же считаю ее государственным преступлением против кино, культуры и страны.

Однако, коль в стране сложились такие странные правила, киностудия Ленфильм в течение полутора лет пыталась войти в число «мейджоров», пользующихся преимущественным правом при распределении госсредств. Это было бы для нее гарантией возобновления деятельности. Однако туда ее не допустили, а поставили в очередь с множеством негосударственных претендентов на федеральные деньги.

В этом году «мейджоры» от Фонда кино поступили, согласно собственным правилам: распределили 1,5 млрд на 26 своих проектов, оставив 0,5 млрд — на 56 проектов простых смертных кинематографистов — что называется: «крохи с барского стола». Цинизм такой практики распределения государственных средств возмущает меня до глубины души, и «пепел Клааса стучит в моем сердце».

Ленфильму оставалось надеяться на волевое решение министра культуры В. Мединского, который, по должности, обязан исполнять наказ Президента страны и который, за два месяца до конкурса в Фонде, взял на себя личное руководство российской кинематографией. С министром встречался директор Ленфильма Э. Пичугин, затем — председатель Общественного совета С. Кармалита. Убеждали, просили. Получили обещания. Ждали результатов.

В преддверии питчинга (публичной защиты кинопроектов)

В ходе конкурса начали сбываться мои самые худшие опасения. За неделю до питчинга из Фонда кино сообщили, что оба проекта режиссера Ю. Мамина были отвергнуты сценарной рабочей группой Фонда. В списке членов этой группы, среди незнакомых обществу фамилий продюсеров и сценаристов, оказались три имени известных, уважаемых кинематографистов: В. Хотиненко (председатель), А. Митта и К. Разлогов. Я тут же набрал номер Владимира Хотиненко. Оказалось, что он не читал моих сценариев. Тогда я позвонил Александру Митте. Он тоже их не читал. И Кирилл Разлогов не читал. Лишь бегло перелистал «Окно в Париж, 20 лет спустя», и был абсолютно уверен, что успех первого фильма и мое имя — гарантия автоматического прохождения этого сиквела. При этом все трое сказали, что мало что знают о своих коллегах по сценарной группе. Таким образом, мои сценарии были зарублены неавторитетными людьми, в то время как от Петербурга эти же проекты поддержали прославленные кинематографисты: сценаристы Светлана Кармалита, Юрий Клепиков, режиссеры А.Ю. Герман, А.А. Герман, Виталий Мельников, Игорь Масленников, Евгений Татарский, Владимир Бортко, Константин Лопушанский. — Несоизмеримый уровень экспертов!

Вопрос: Почему сценарная рабочая группа Фонда кино не посчиталась с мнением прославленных петербургских кинематографистов?

Это можно объяснить либо низким профессиональным уровнем оценщиков, либо указанием от начальства.

Возмущенный этой очевидной несправедливостью, я обратился с жалобой к Председателю попечительского совета Фонда кино — В. Толстому, а главный редактор Ленфильма С. Кармалита встретилась по этому поводу с министром культуры В. Мединским. В результате, я все же был допущен к гласной защите обоих своих проектов, которая состоялась 13 сентября сего года.

Питчинг

Защита кинопроектов проходила в президентском зале РИА «Новости». В отличие от других соискателей, которые выступали с невыразительными устными рассказами о ценности своих проектов, я показал экспертам Фонда две 8-минутные видеопрезентации. В них я представил образ будущих фильмов, их содержательную сторону, художественные задачи, стоящие перед постановщиком и зрительский потенциал этих картин.

В кулуарах члены экспертного совета говорили, что Ленфильм «зачистил поле», показав высокий уровень, до которого не дотянулись другие соискатели финансирования. Защиту проектов назвали «блестящей». Известный обозреватель «ПрофиСинема» Вита Рамм присутствовала на питчинге. Вот, что она пишет:

«Так и не удалось мне найти объяснений, почему эксперты отказали «Продюсерскому центру «Ленфильм», представлявшему в лице Юрия Мамина «Окно в Париж, 20 лет спустя» и «Радость любви к Джойсу». Представление в РИА Новостях было ярким, Юрий Борисович зажигал и речами, и видеороликами. Да и воспоминания о комедии 1993 года «Окно в Париж», думаю, у всех самые лучшие. Проекты на питчинг были рекомендованы Министерством культуры России и дирекцией Фонда кино. Но эксперты, тем не менее, проигнорировали лобби чиновников, и поддержали вердикт сценарной рабочей группы Фонда кино, отклонившей оба проекта уже на первичной стадии прохождения».

Вопрос: Почему, после убедительного превосходства защиты проектов Ленфильма над другими конкурентами, они были отвергнуты экспертным советом Фонда кино?

Варианты ответа:

1) Распределив основную часть государственных средств, Фонд кино старался сохранить оставшуюся сумму для московских проектов.

2) Получатели средств были известны заранее, и эксперты только создавали видимость конкурса, пропустив в финал лишь один ленфильмовский проект «Контрибуция», согласованный с начальством.

3) Было указание — не давать работы режиссеру Мамину, с его склонностью к социальной сатире.

О последствиях такого решения

Судя по всему, министр В. Мединский плохо представляет себе нужды киностудии, так как, за неделю до питчинга, сказал представителю Ленфильма: «У вас есть 2 молодежных дебюта (имеются в виду 2 малобюджетных фильма для выпускников петербургского университета кино и телевидения), и большой фильм «Контрибуция» Сергея Снежкина. Думаю, что работой студия обеспечена». Это полное непонимание ситуации. Не будучи специалистом в вопросах кинопроизводства, министр культуры и Фонд кино обрекли Ленфильм на продолжение спячки. Для того, чтобы оживить студию, вернуть ей кровообращение, нужно не менее 5 полноценных кинопроектов. А теперь, вместо энергичного пульса работы кинофабрики, при котором коридоры, дворы и комнаты киногрупп напоминают жизнь муравейника, на Ленфильме вновь воцарится вялотекущее прозябание. В ближайшие два года будут вытесняться оставшиеся профессиональные сегменты, ради поддержания жизни парализованного учреждения. Кредитная линия в 1,5 млрд рублей, которые можно будет тратить, исключительно, на ремонт и покупку оборудования — это долг, который руководству студии придется отдавать с процентами. А из чего отдавать, если даже проект Снежкина получил третью часть своей стоимости, да и то на условиях возврата полученных средств. А два моих проекта вообще были отвергнуты?

Вопрос: Почему эти решения приняты вопреки наказу Президента России? — Ответа не знаю.

Горькие размышления о судьбах российской культуры

Итак, миф о возрождении Ленфильма был разрушен Фондом кино. Но, может быть, восстановление питерской киностудии и не планировалось Президентом? В. Путин мог пообещать уважаемым кинематографистам поддержку и помощь, желая сохранить лицо защитника культуры, а своим подчиненным мог тут же порекомендовать спускать дело на тормозах, не предвидя коммерческую выгоду от этого проекта. Иначе происходящее можно объяснить лишь саботажем руководящих чиновников по отношению к наказу Президента страны. Но они же не самоубийцы. И если Президент назначил министром некую фигуру, он ожидает от нее соответствующих его планам и представлениям шагов.

Теперь у меня нет сомнения, что судьба моих проектов была решена В. Мединским заранее. Иначе, как бы он мог с уверенностью говорить, еще до питчинга, что у Ленфильма есть в перспективе фильм С. Снежкина «Контрибуция»? Это доказывает, что Фонд кино послушно выполнял указания министра.

Понятно, что без Ленфильма московские руководители кино вполне могут обойтись. Мало того, они воспринимают петербургскую киностудию как нахлебника. По крайней мере, все их поступки подтверждают эту точку зрения. Бывший заместитель министра культуры И. Демидов вместе с директором Департамента кинематографии В. Тельновым в течение года тормозили все инициативы Ленфильма. Наконец, когда в июне этого года В. Мединский отстранил своего зама от руководства кинематографом и взял эту обязанность в свои руки, появилась надежда на перемены к лучшему. Однако этого не произошло. Стало только хуже. Почему? — Да потому что министр культуры присвоил себе функции главного идеолога страны, наподобие печально известного Михаила Суслова, которого не зря называли «серым кардиналом» брежневской эпохи.

В. Мединский стал продолжателем традиции Нины Андреевой с ее знаменитой статьей: «Не могу поступиться принципами». Он тоже пытается не поступиться принципами. Но что это за принципы? — Судя по его поступкам, — это странный симбиоз сталинизма и буржуазных вкусов. Сначала министр отверг проект Александра Миндадзе по той причине, что там рассказывается о дружбе советского инженера с коллегой из фашистской Германии в преддверие войны, хотя это достоверный факт. Затем, в ущерб интересам Ленфильма, отказал в финансовой поддержке как «культурному», так и коммерческому проектам режиссера Ю. Мамина. Тем самым новый начальник кино объявил мне запрет на профессию. Почему? — Да потому, что я, один из лидеров кино времени «перестройки», потому что я социальный критик общества, потому что я общественно заряженный, независимо мыслящий автор-режиссер. Себя хвалить дурно. Вот, что обо мне говорят писатель Виталий Коротич и артист Виктор Сухоруков — люди мыслящие, свободные и честные:

Желание воспитать патриотов России в нынешнем уродливом, несправедливом и безкультурном российском обществе, дав им мифологические примеры из отредактированной истории, обречено на провал. Такое мы уже проходили, и я как человек гораздо более старший по возрасту, чем наш министр, видел, чем это заканчивается. Пытаясь соединить идеалы сталинского времени с буржуазными вкусами сегодняшнего общества, министр В. Мединский своими действиями способен принести один лишь вред российской культуре.

Хочется, конечно, воскликнуть вслед за Пушкиным: «Черт догадал меня родиться в России с душой и талантом!» Однако, есть одна утешительная истина: министры приходят и уходят, а художники остаются.

Что ж, подождем до завтра.

Член Общественного Совета Ленфильма, засл. деят. искусств РФ, призер многочисленных международных фестивалей, обладатель Золотой Трости Чаплина, кинорежиссер Юрий Мамин.

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь