(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

Д.А. Быкова. «Особенности социального диалекта в различных социальных группах» (на примере романа Дж. Джойса «Портрет художника в юности»)

Социолекты в речи главного героя

«Joyce is the porcupine of authors. His heroes are grudged heroes — the impossible young man, the passive adult, the whiskey-drinking graybeard. It is hard to like them, harder to admire them. Joyce prefers it so. Unequivocal sympathy would be romancing.(...) For Joyce, as for Socrates, understanding is a struggle, best when humiliating. He requires that we adapt ourselves in form as well as in content to his new point of view. His heroes are not easy liking, his books are not easy reading. He does not wish to conquer us, but to have us conquer him. There are, in other words, no invitations, but the door is ajar.

He said: «Don't make a hero out of me. I'm only a simple middle-class man.»1

Для классического романа воспитания характерно наличие более или менее обычного героя, помещённого в не совсем обычные обстоятельства, с их приключенческим элементом, фактором случайностей и счастливых или не очень совпадений. Однако в начале 20-го века эта концепция постепенно уходит из романа воспитания, создавая обратную ситуацию — не совсем обычного характера в обычных обстоятельствах. Модель романа Джойса строится по иным принципам, в ней нет классического поведения, когда главный герой учится у жизни, претерпевает значительные изменения в душе, меняется под давлением окружающей среды, меняет свои основные духовные начала и стремления, вместо этого он явно стремится прокладывать собственную линию. Взаимоотношения героя и внешнего мира не носят характера подчиненности одного другому (героя к жизни), и, таким образом, центральный канон, проходящий через пространственно-временную структуру данного жанра в литературе теряет свою актуальность. Его место занимает противопоставление творца и материала, постоянная внутренняя борьба главного героя за нерушимость духовного идеала. Повествование сосредотачивается на выявлении неизменного, не зависящего от обстоятельств, духовного начала в личности героя, его истинной сущности, и приобретает символический характер.

Джеймс Джойс представил нам на рассмотрение не совсем обычного героя с весьма необычным характером, который на протяжении всего романа окружён самыми обыкновенными обстоятельствами и повседневными вещами. Однако при детальном рассмотрении непосредственно главного героя обнаруживается и тот факт, что так называемая «необычность» всего лишь перевоплощение обыкновенного человека в мир иллюзорной реальности, выраженной посредством новаторских приёмов писателя. Новаторство Джеймса Джойса в рассматриваемом романе в том и заключается, что не изобретя, по сути, ни единого нового приема или образа, писатель открыл новые возможности стиля, «оживляя» и «пробуждая» контекст и слово в нем с еще небывалыми смысловыми нагрузками, смысловыми переливами и перевоплощениями на уровне стилистики.

«Stephen Dedalus said the family was a net which he would fly past, but James Joyce chose rather to entangle himself and his works in it. His relations appear in his books under thin disguises. (...) Joyce follows the prejudices of his father.

In A Portrait of the Artist as a Young Man Stephen offers to show a doubting classmate the family crest at the Ulster king-at-arms' office in Dublin Castle. He was careful, too, to add his father's portrait to the group of family portraits by William Roe, which he in turn carried about from flat to flat in later life.»2

Имя Стивен Дедал, которым наделил ирландский писатель своего портретируемого Художника, было обогащено для Джойса многими различными смыслами. Дедал — древний мастер-искусник, создатель и губительного запутанного лабиринта, и возносящих, освобождающих крыльев, при всём при этом к тому же творящий в изгнании, на чужбине, как и сам Джойс. Стивен — от греческого «стефанос», венок, символ славы; к тому же, это имя новозаветного первомученика Стефана. Все эти мотивы играют для Джойса очень важную роль. Они содержат в себе многие идеи, заимствованные из собственной жизни. Главной была идея участи художника-творца, соединяющей славу и страдания. Это имя, насыщенное глубинными и непостижимыми смыслами, стало для Джойса одной из самых главных частей его жизненного проекта. Отсюда можно сделать вывод о том, что главный герой-Художник — Стивен Дедал неразрывно связан с самим писателем и является его Альтер-эго.

На примере следующих социолектных единиц можно также проследить отношение автора к ученикам:

• to shoulder — столкнуть

• square ditch — очко уборной

«That was mean of Wells to shoulder him into the square ditch because he would not swop his little snuff box for Wells's seasoned hacking chestnut, the conqueror of forty».

«The records at Clongowes were not well kept at the time, but a Punishment Book exists which indicates that Joyce's account of Stephen's schooldays, insofar as they drew on his own, was properly fictional. For example, the novel had no place for the fact that on March 14, 1889, just after Joyce's seventh birthday, he was given four pandies on his open palm for the unusual offense of «vulgar language»3.

A page from the Punishment Book at Clongowes, in which Joyce is cited for «vulgar language», Nasty Roche for «Rudeness», and other names from A Portrait, such as Kickham, Little, and McGlade, are listed.

«On February 7, 1889, he was given two pandies for forgetting to bring a book to class. In March of the same year he was given six for wearing his presumably muddy boots in his «house» or living quarters.

Joyce made use of many of the boys' real names in A Portrait. So there was a Roche, whom Joyce calls «Nasty Roche», an example of his nastiness being that on November 22, 1888, he called another boy by the «vulgar name» of «Stink» and was given four pandies»4.

Читая роман, мы можем полагать, что у автора были проблемы в отношении с ребятами, тогда как на самом деле этому нет подтверждений. Говорящие имена (учеников) свидетельствуют о проявлении особого юмора Джойса по отношению к одноклассникам. В произведении присутствуют социолектные единицы, образованные путем антономазии. Например, «Вонючка Роуч», «Известный Подлиза».

Социолекты в речи семьи и близких

Таким же образом неразрывно связывает писатель невидимой нитью своего главного героя и отца. Биограф Джеймса Джойса, Ричард Эллманн, даёт нам подробное описание характера отца писателя, Джона Станислауса Джойса.

«This reckless, talented man, convinced that he was the victim of circumstances, never at a loss for a retort, fearfully sentimental and acid by turns, drinking, spending, talking, singing, became identified in his son James's mind with something like the life-force itself.»

«In A Portrait of the Artist he is Simon Dedalus, described by his son Stephen as having been «A medical student, an oarsman, a tenor, an amateur actor, a shouting politician, a small landlord, a small investor, a drinker, a good fellow, a storyteller, somebody's secretary, something in a distillery, a tax-gatherer, a bankrupt and at present a praiser of his own past.»5

В романе «Портрет художника в юности» Стивен Дедал даёт свою характеристику отца. Главный герой отрицает тот факт, что Саймон является его отцом, а именно, отрицает близость и духовное родство с ним, тогда как в реальной жизни сам Джеймс Джойс не сомневался в этом.

«In A Portrait Stephen denies that Simon is in any real sense his father, but James himself had no doubt that he was in every way his father's son.»6

У отца писателя и его семьи было много друзей и знакомых, поскольку Джон Джойс (Саймон Дедал) являлся в Ирландии очень влиятельным человеком. Одним из друзей, нашедшем своё отражение в романе, был Джон Кёлли (в романе он представлен как Джон Кейси — человек с очень сомнительной репутацией и грубым поведением).

«Another visitor, much more exciting to the children, was John Kelly of Tralee, who appears in A Portrait of the Artist under the name of John Casey. Kelly was in prison several times for Land League agitation, and John Joyce regularly invited him to recuperate from imprisonment, at that time very rigorous, at the house in Bray. In jail three fingers of his left hand had become permanently cramped from picking oakum, and he would tell the children that they had become so while he was making a birthday present for Queen Victoria. Kelly, a «hillside man», was frequently in danger of being rearrested. Once a constable named Joyce, who was friendly with John Joyce because of their name, came to the house late in the evening to warn them that he would have to serve a warrant on Kelly in the morning. Kelly escaped by car that night. Consorting with an enemy of the crown was probably risky enough for an officeholder, but John Joyce never equivocated about his nationalism, and his growing and outspoken devotion to Parnell, which Kelly fully shared, was already forming the mind of his watchful son.»7

На примере следующих социолектных единиц можно также проследить отражение характера персонажа:

• to break into laughter — захохотать
He broke into a fit of laughter and coughing and added:
— ...manufacturing that champagne for those fellows.

• They called us all the names in the world — они поносили нас на все лады.

• a drunken old harridan — пьяная старая ведьма (к старухе)
Well there was one old lady, and a drunken old harridan she was surely, that paid all her attention to me.

• to stuck up — выделываться, выпендриваться
She stuck her ugly old face up at me when she said it and I had my mouth full of tobacco juice. Она приблизила ко мне свою отвратительную старую рожу, а у меня был полон рот табачного сока.

• PHTH! — плевок
I bent down to her and PHTH! says I to her like that.

• right — прямо
PHTH! says I to her like that, right into her eye.

«Soon after the Joyces moved to Bray they were joined by Mrs. «Dante» Hearn Conway from Cork, who was to act as governess to the children. A fat, clever woman, she was too embittered by a disastrous marriage to fit easily into the tolerant, high-spirited household. She had been on the verge of becoming a nun in America when her brother, who had made a fortune out of trading with African natives, died and left her 30 000 pounds.

Mrs. Conway was fairly well educated and evidently a competent teacher. Sitting on a throne-like arrangement of chair and cushions to soothe her chronically ailing back, wearing a black lace cap, heavy velvet skirts, and jeweled slippers, she would ring a little bell. James would then come and sit at her feet for a lesson in reading, writing, geography, or arithmetic; or he would listen to her recite poetry. Her piety affected him less than her superstition; she talked a good deal about the end of the world, as if she expected it any moment, and when there was a flash of lightning she taught James to cross himself and say, «Jesus of Nazareth, King of the Jews, from a sudden and unprovided for death deliver us, O Lord». The thunderstorm as a vehicle of divine power and wrath moved Joyce's imagination so profoundly that to the end of his life he trembled at the sound. When a friend asked him why he was so affected, he replied, «You were not brought up in Catholic Ireland».8

У Джойса была гувернантка. Её звали госпожой Конвэй. В романе её зовут госпожа (миссис) Данте. Кроме присутствия многочисленных социолектных единиц в речи данного персонажа, он примечателен еще и тем, что отражает явный раскол (разлад) и непонимание в обществе, разграничение людей по неким принципам или убеждениям или иным предубеждениям, которые образовались вследствие внутренних противоречий человека (проблем) с религией, а именно католицизмом. Являясь человеком явно не разбирающемся в политике своей страны, данный персонаж к тому же не разграничивает государство и религию, вследствие чего рождает конфликт с обществом и внутренний разлад своей личности. Джеймс Джойс с помощью данного персонажа очень отчетливо отразил эту столь острую проблему, которая существует до сих пор и в современном обществе.

На примере следующих социолектных единиц можно также проследить отражение характера персонажа:

• spit on — плевать
I will defend my church and my religion when it is insulted and spit on by renegade catholics.

• indeed! как бы не так!
Catholic indeed! repeated Dante ironically.

• the blackest — отличный, отъявленный
The blackest protestant in the land would not speak the language I have heard this evening.

• devil — чёрт, сущий дьявол; адский человек
Blasphemer! Devil! screamed Dante, starting to her feet and almost spitting in his face.

• — Devil out of hell! We won! We crushed him to death! Fiend!
The door slammed behind her.
— Исчадие ада! Мы победили! Мы сокрушили его насмерть! Сатана!
Дверь с треском захлопнулась.

Социолекты в речи преподавателей

Речь преподавателей в романе ближе к стандартам английского языка и более формализована, чем речь подростков. Объясняется это тем, что персонажи показаны автором в официальной обстановке, на работе, где им постоянно приходится следить за словами и поступками. В романе нет сцен, где преподаватели представлены в неформальном окружении, хотя бы в общении друг с другом. Их коммуникативная деятельность протекает в присутствии учеников и почти всегда при активном участии последних:

• to be all in/all in — быть вымотанным, валиться с ног
All in! (Хватит!)

• to forge ahead — поднатужиться
Right. Bravo Lancaster! The red rose wins. Come on now, York! Forge ahead!

• loafer — бездельник
Any lazy idle loafers that want flogging in this class?

• little man — мальчуган
— Well, my little man, said the rector, what is it?

«The worst event of the early months was the incident described in A Portrait and confirmed by Joyce to Herbert Gorman, when another boy broke «Stephen's» glasses and «Father Dolan' pandied the victim on the mistaken premise that he had broken the glasses himself to avoid study. Father Dolan was in real life Father James Daly, the efficient prefect of studies at Clongowes for thirty years, and a martinet. (...) He was not then the white-haired old man described in A Portrait, but a dark-haired tyrant of about forty».9

Наихудший момент, который описан в романе автором, представляет читателю ситуацию, когда один из учащихся задел главного героя велосипедом, разбив ему очки. Вследствие этого герой не мог заниматься на уроках, и классный инспектор — отец Долан (в реальности его звали Джеймс Дели) наказал его, подозревая в умышленном отлынивании от учёбы. С таким непониманием и странной ситуацией столкнулся юный герой Стивен.

• chap — малыш (отец Долан)
MANLY LITTLE CHAP! he said.

• schemer — плут, бездельник
— Out here, Dedalus. Lazy little schemer. I see schemer in your face. Where did you break your glasses?

«On this occasion Joyce bravely protested to the rector, Father Conmee, and was sustained by him. Probably at this time the other boys began to respect him; such a development is suggested, a little obscurely, in A Portrait, and is borne out by accounts of Joyce's life at the school by contemporaries. Even if, as seems likely, he really was pushed into the square ditch or cesspool by a fellow-pupil and laid up with fever as a result, probably in the spring of 1891, he was generally in good health».10

Однако герой не растерялся, нашел в себе силы подняться к ректору учебного заведения и рассказать о несправедливом наказании.

Как всё было на самом деле — наказывали юного Джеймса за разбитые очки или нет — нам не известно. На фотографии выше мы можем лишь увидеть сам факт наказания Джеймса, но только за «vulgar language».

Социолекты в речи учеников

• to give smb a belt — заткнуть за пояс, победить кого-либо в драке
And belt was also to give a fellow a belt. One day a fellow said to Cantwell:
— I'd give you such a belt in a second.

• to give a toe in the rump for smb — дать под зад
He'd give you a toe in the rump for yourself.

• McGlade's suck — известный подлиза
We all know why you speak. You are McGlade's suck.

• to spy on smb — ябедничать
A voice at his bed said:
— Dedalus, don't spy on us, sure you won't?

• honour bright — честное слово (British school slang); an exclamation pledging honour

• young — ученик, приготовишка
Hello! It's young Dedalus! What's up?

• to get walking papers — выписывать (из лазарета)
You'll get your walking papers in the morning when the doctor comes.

Совокупность художественно-эстетических и стилистических качеств романа «Портрет художника в юности» — на редкость уникальная и малоизученная область. Несколько десятилетий подряд роман являлся одним из самых популярных текстов в западной литературной науке, как для отдельных исследований, так и для представления, показа различных характеристик современной прозы. Можно, пожалуй, выделить главные темы анализа: отношения с отцом и образец взросления главного героя.

В первой главе романа, в событиях и сюжетной линии выражены основные истоки Художника (автора в образе Героя Стивена), реализация начальной идеи, становление индивидуального ритма жизни и мыслей, становление формы произведения, как очерка личности художника. Этот очерк выражен в духовном переломе, который проходит главный герой романа. Он переживает внутренний кризис, катастрофу, выраженную во взаимоотношениях с одноклассниками, преподавателями, членами семьи. В общем и целом открывается процесс перехода из стихии религии в стихию искусства, при этом сопровождаемый взрослением и становлением личности главного героя.

Фразы и синтаксис в первой главе менее усложнены, чем в последующих. В тексте присутствует большое количество диалогов между главным героем и одноклассниками, в которых и наблюдаются социальные диалекты. Также на протяжении всех глав, исследуемых в работе, наблюдаются резкие переходы от примитивных высказываний до наисложнейших фраз, состоящих из простейших с идентичной, монотонно повторяющейся структурой, и эксцентрически удлиненные, запутанные и закрученные синтаксические конструкции в речи самого автора, которые с трудом понимаются читателем.

Социолекты, приведённые в данной статье, встречаются в следующих ситуациях: разговор между учениками, беседа с членами семьи и её окружением. При этом просматривается тенденция автора объединять социолекты по способу образования (метафоризация и эпитет) вокруг таких социальных групп, как ученики, члены семьи и близкие.

Исследование социолектов как в художественной литературе, так и в жизни остается необходимым, поскольку они являются одним из «проблемных» пластов лексики любого языка. Социолект является наиболее близким к живой коммуникации, наиболее ярко отражает менталитет носителей языка, зачастую идиоматично. И хотя к этой лексике отношение неоднозначно, она составляет достаточно весомую, совершенно неотъемлемую часть словарного запаса.

Социолект не существует в английском языке изолированно, т. е. он не всегда является характеристикой какого-либо определенного класса общества или социальной группы, а наоборот, в той или иной степени используется всеми группами. Например, ученик может сказать: «I'd give you such a belt in a second» («Сейчас ты у меня получишь»), а преподаватель ответить: «Any lazy idle loafers that want flogging in this class?» («Нет ли здесь ленивых бездельников, которым требуется порка?»).

Примечания

1. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 6.

2. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 11.

3. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 30.

4. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 30.

5. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 22.

6. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 22.

7. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 24.

8. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 25.

9. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 28.

10. Ellmann R. James Joyce. Oxford University Press, 1992. — p. 28.

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь